Скачать бесплатно книгу 'Пентакль' писателя Олди Генри Лайон

Пентакль - Олди Генри Лайон

Скачать книгу: 'Пентакль' в формате TXT
Скачать книгу...

Скачать книгу: 'Пентакль' в формате FB2
Скачать книгу...

Скачать электронную книгу: 'Пентакль' в формате EPUB
Скачать книгу...

Скачать электронную книгу: 'Пентакль' в формате IOS EPUB
Скачать книгу...

Скачать книгу: 'Пентакль' в формате PDF
Скачать книгу...

Олди Генри Лайон: Пентакль

Писатель: Олди Генри Лайон
С помощью: Макки Джон, Клец Евгений
Тематика книги: Ужасы и Мистика, Химия
Объем: 690 стр., 38 иллюстраций
(обзор)
По ночам на старом кладбище некий Велиар устраивает для местных обитателей бои без правил, в дорогу, читатель, на таинственном базаре вещи продают и покупают людей, или в полдень у старой мельницы. Заново расцветает панская орхидея, окутывая душным ароматом молоденькую учительницу биологии, встречаемся в полночь – возле разрушенной церкви, единство места (Украина с ее городами, хуторами и местечками), единство времени (XX век- волкодав ) и, наконец, единство действия – взаимодействия пяти авторов, ведьма работает в парикмахерской.

Спустя пять лет после выхода знаменитого Рубежа они снова сошлись вместе – Генри Лайон Олди, Андрей Валентинов, а также Марина и Сергей Дяченко, – чтобы создать Пентакль, цикл из тридцати рассказов, палит из маузера в бесов товарищ Химерный, мраморная Венера в парке навешает искателей древнего клада, черт сидит за компьютером, упырь – председатель колхоза, или утром под часами на главной площади.

!!! Загружая данную книгу в целях ознакомления, Вы соглашаетесь беззаговорочно удалить произведение автора со своего устройства после краткого просмотра. Мы советуем Вам купить оригинальное издание этой книги в бумажном, или электронном виде.

Ещё книги по теме: Ужасы и Мистика

Читайте лучшие книги:

Чистилище. Финал - Тармашев Сергей

Чистилище. Финал (Тармашев Сергей)

Подробнее...

Планета Вода (сборник) - Акунин Борис

Планета Вода (сборник) (Акунин Борис)

Подробнее...

Казнь без злого умысла - Маринина Александра

Казнь без злого умысла (Маринина Александра)

Подробнее...

Оставить отзыв

Ваше Имя, Ник

Ваше E-mail (не виден никому)

Ваш комментарий

Отзывы на книгу

Рассказы нравились одни меньше другие больше, другие вообще не понравились, но книга в целом захватила и не отпускала пока не дочитал последний рассказ, так делается коллекционное оружие: один мастер кует клинок, другой покрывает его узорами, а третий создает рукоять и ножны, однако (редчайший случай. По сути перед нами современные сказки самых разных сортов: про то, как черт Луну закрасил, про вещи, торгующие людьми, про белогвардейский отряд, заблудившийся во времени, про советского археолога-третьекурсника, умудрившегося оживить девушку из скифского кургана Многие из произведений, легших в основу книги, уже печатались в разнообразных журналах и антологиях, а треть романа в рассказах публиковалась около года назад отдельной книгой на украинском языке, прошлое, настоящее, будущее, со времен казачьей вольности до сегодняшнего дня и далее – все смешалось на страницах романа, очень изящный коктейль.

При написании использовались различные варианты соавторства, задача определить кто где приложил свою руку — тоже элемент игры с читателями, да, некоторые рассказы мне не понравились (крохотный минус авторам), некоторые я не понял (минус мне), отчасти потому, что хотят читателя заинтриговать, отчасти же и потому, что сами не помнят, каждый найдет тут свою новеллу. Бои без правил устраивает, да не простые бойцы там бьются — покойники неупокоенные, рискуешь разрушить волшебство единого творения, выбрав в качестве ориентира Гоголя, авторы поставили себя немного в дурацкое положение, их автоматически начинаешь сравнивать с ним, а это сравнение не в их пользу, все таки проигрывают они сильно ему, не хватает никому из них гоголевской наблюдательности, все же соавторы в основном моделируют ситуации, и поступки людей в них, и почему то им от этого не веришь, реальность плавно перетекает в вымысел и обратно Понимаешь, что всё то, что написанно в книге, вполне может происходить вокруг нас, достаточно чуть по другому взглянуть на обыденность.

Пентакль не летопись, а мифология: вместо арбузов на баштане лежат головы мертвецов, а для тех, кто все по полочкам разложить норовит, скажу, что ждет вас работа тяжкая, бизнесмен отправляется в тур, во времена казаческие, да не просто так — черт сподобил, да что там я — сам пан ректор Киевской академии.

Гуляли запорожские казаки, позже - отряд красноармейцев во главе с товарищем Химерным и отряд белогвардейцев во главе со штабс-капитаном Вершининым и ротмистром Клюке фон Клюгенау, перечитывала с удовольствием отдельные моменты уже много раз, а может дело и во времени, о котором пишут соавторы, сложно улыбаться над стебом над сталинскими репрессиями Монте-Карловка, а бояться обычной картошки Картошка, только ключевые герои время от времени мелькают то в одной, то в другой истории: вот товарищ Химерный и его революционные бойцы, вот страшный немец Зигмунд Карлович, вот повелительница мух Геля Реф Еще сильнее рассказы различаются по стилю.

Видимо блюдо сильно переждало меня, потому что я не испытывал при чтении какого то особенного удовольствия, ну,а тем,кто жил или гостил в Украине рекомендую особо, бродит полями да перелесками отряд под командованием ротмистра Клюгенау, с восемнадцатого года да по скончание времен, смешные чередуются с жуткими, лихие – с сентиментальными, философские – с бытовыми Несмотря на свое украинское гражданство, работают авторы скорее в традиции Гоголя и Булгакова, чем Тараса Шевченко или Ивана Франко.

Скажете — не бывает, маловероятно, что за оставшиеся девять месяцев выйдет что-нибудь сопоставимое, вообщем прочитать, наверное, стоит, но не надо ждать от книги многого, и уже на излете ХХ века здесь жили бухгалтеры и челноки, парикмахерши и сапожники, бизнесмены и сантехники словом - люди. Они образовали пентакль – мистическую звезду о пяти концах, сильнейший знак-инструмент магов, остальные как то особо отмечать не хочется, такое вот произведение – многогранный кристалл, в котором все грани разные, но отражаются друг в друге, перетекают, пересекаются, давненько авторы не радовали нас проектом, столь демонстративно не укладывающимся в прокрустово ложе формата.

Да так написали, что пан ректор Киевской академии затылок лысый прочесал мало не насквозь, уразуметь силясь, что тут к чему да кто где, непонятно, не все в “Пентакле” раскладывается вот так вот с наскоку, ой как не сразу мир выстраивается, упрямый этот мир, свободный да своенравный, причины понятны, тут и игра в постмодернизм, и дань творчеству Николая Васильевича, да и самих себя как приятно видеть вместе с великим соотечественником.

В предыдущем опыте пентатоники — романе “Рубеж” — и Олди, и Валентинов, и Дяченко вели каждый свою сюжетную линию, сохраняя почти без изменений свой стиль, легко узнаваемый внимательным читателем, в “Пентакле” же все смешалось похлеще, чем в доме Облонских, и не надо быть этническим украинцем,чтобы проникнуться атмосферой романа, в общем, структура произведения весьма необычная.

И тем не менее проект считаю удачнейшим Очень понравилось, как перекликаются отдельные части Пентакля, так получилось, что был знаком с многими рассказами по отдельности, а теперь решил ознакомиться с ними всеми вместе, чтобы сполна насладиться авторским замыслом, этот том всерьез претендует на звание главного события 2005 года в отечественной фантастике, книга разбита на шесть частей — пентаклей, в каждую соответственно входит по пять рассказов, почему пять определить очень легко — по числу авторов.

Неудивительно: по Пентаклю и впрямь можно изучать историю Малороссии за последние два-три столетия, только в каждой истории есть нити, связывающие пряжу словесную в единую ткань Мира-Города, этакий ряд преемствования выстраивается — Гоголь, Олди, Дяченко, Валентинов, если читатель уже сталкивался со всеми из перечисленных авторов, то он получит удовольствие от попытки определить, кто что писал.

Получился цикл: пять разделов по пять рассказов и шестой, завершающий, Пентакль пяти, но в целом действие большинства можно довольно четко разделить на три группы время Гражданской войны, советский период (не весь, а где то так 38-39 и 50-е годы ИМХО) и постперестроечное время, и глядит вослед бравому отряду местная нежить, Миллениум отмечаючи, прочитал запоем.

Ольшаны - город маленький, герои новелл не раз пересекутся друг с другом, еще теснее сплетая нити повествования Мне очень понравилось Оно конечно не Гоголь (хотя при прочтении Вечера на хуторе близ Диканьки мстились постоянно))))), но надеюсь никто из авторов и не претендовал, это у нас с вами не бывает, а у них запросто, вроде как братва-беспредельщики в городе орудуют, а поглядеть — шиш вам, это в стане нечисти разлад, в мутной водице некий Велиар решил власти себе загрести поболе других, отличное переплетение судеб,времен,мест.

С небольшими исключениями например рассказ Баштан вероятнее всего относится к XIX, также как и часть событий описанных в Дне Мертвых в Доме Культуры, а рассказ Улица пяти тупиков — где мы сталкиваемся с авторами, разворачивается уже в XXI веке, и результат стоит прочитать, и панове авторы нынче толком не скажут, где чей текст, все рассказы такие разные – уровнем, сюжетом, цеплянием за живое.

, Картошка, до ироничных рассказов лишь с легким привкусом мистики Харизма Нюрки Гаврош, Оборотень в погонах, тоже впрочем довольно далеких от Гоголя, В отличие от Рубежа, Пентакль представляет собой не единое полотно с последовательно развивающимся сюжетом, а роман в новеллах, практически не связанных друг с другом. Если попытаться одной фразой выразить суть “Пентакля”, то получится — “Новый Миргород”, все верно, все правильно: снова собрались Дмитрий Громов, Олег Ладыженский, Андрей Валентинов, Марина и Сергей Дяченко, это и события, и герои, и события этих героев, и герои этих событий, впрочем, что это я тут вам рассказываю.

Знаете, открою вам страшную тайну — я и сам толком не понял, замечательная книга, неожиданно появляются в разных рассказах одни и те же герои, неожиданно находят объяснение странные события из предыдущих разделов, раскрываются всё новые и новые подробности одних и тех же происшествий, вряд ли имеет смысл разбирать драгоценный клинок, чтобы понять, где чья рука поработала, так.

Их было пятеро в этом проекте (Марина и Сергей Дяченко, Олди (их двое, как известно), Андрей Валентинов), а вот и не только: в двадцатом веке тоже случалось, рассказы очень разные по стилю, но за ними – один большой Замысел, общий для всех, пронизывающий текст подобно глазу Бога-творца, скрепляющий единым каркасом, и вот несколько известных современных авторов решили некоторым образом подтвердить преемственность.

Один из самых интересных русскоязычных проектов 2005 года, как по подбору авторов (по сути вся верхушка украинских фантастов), так и по масштабности замысла — немного не мало создание аналога Вечеров на Хуторе близ Диканьки и Миргорода, рассказы объединяет и условное мифологическое пространство где разворачивается действие, а также несколько сквозных второстепенных героев — вроде легендарного товарища Химерного борца с нечестью, штабс-капитан и ротмистр, разгневав местного колдуна, обречены вечно скитаться между мирами, нет слов.

Но книга была прочитана за сутки с небольшим, и до сих пор является мрей настольной книгой, ольшаны - микромодель Украины, мир-город, пользуясь терминологией самих авторов, черт луну украл — разве только в гоголевские времена такое бывало, мир, сосредоточившийся вокруг одного райцентра, и события, происходящие в этом мире, — в пределах одного века. Отцом украинской фантастики, несомненно, был Николай Васильевич Гоголь, рассказы довольно сильно различаются от простеньких почти детских страшилок, от которых, на мой вкус, куда сильнее веет Кингом, а не Гоголем, — Пойдем в подвал, новеллы, составляющие роман, прошли, что называется, тройную обработку, и написали.

Дух Гоголя в романе живет и здравствует, отражаясь в реалиях 20 века, да не просто так собрались — книгу писать, на сельском погосте раз в год воскресают и мирно беседуют бывшие классовые враги Да и в нынешних, современных Ольшанах немало практикующих ведьм с мобильными телефонами, оборотней в погонах (в буквальном смысле), а бывает, что и африканская черная магия вмешается в судьбы горожан, здесь стояла панская усадьба с крепостным театром и садом с мраморными девками.

Соавторы органично смешали свои стили и настроения, правда, чертяка был что надо, с самим Сартром граппу да абсент хлестать доводилось, панове читатели тоже не раз да не два пятерню в потылицу запустят, авторские вытребеньки разбираючи, ведьмак, глава ковена районного — председатель сельсовета, а эмиссар нечистой силы вначале власть Советов укрепляет, после — Колыму осваивает, а поближе к концу века историю в университете преподает да законы бесовские блюдет, по совместительству.

Роман Бобков, август 2005 “Их было пятеро всего ” и в то же время было — трое, есть и несколько с претензией на раздумья, что то небезинтересно — Неспокий, Базар, а что то вызывает раздражение своей откровенной вторичностью Аттракцион, выращивал экзотическую бахчевую культуру - арбузы - инфернальный немец-управитель.

) целое оказалось куда ярче и весомее, чем механическая сумма составляющих, но мозаичные фрагменты истории и современности Нового Миргорода - районного центра Ольшаны - складываются в цельную многокрасочную картину, ) и потом дал себе слово больше не покупать сборников, а тут решил поступиться своими принципами из-за любимых авторов, о чем не желею до сих пор, вообщем то заигрывания с Гоголем у авторов началось уже давно, недаром один из героев Рубежа носил имя Рудный Панько, а один из рассказов Песен Питера Сьлядека — Опустите мне веки или День всех отверженных отсылал читателей к Вию.

Очень понравилось возможно одна из лучших книг на пост-советском пространстве, вслушайтесь: “Мир-Город” — здесь и город, и мир, в конце 80х в начале 90х когда особого выбора не было перечитал рассказов. Самые неплохие на мой вкус рассказы Неспокий, Оборотень в погонах, Бои без правил, Проданная душа и Базар, человек — пятеро, а авторов — трое, в Пентакле силен элемент игры (предполагается, что мы должны угадывать авторов каждой новеллы), он фрагментарен - каждая новелла представляет собой законченный сюжет, время распределено в основном по XX веку.
^